лава 21. Сколько вещей произошло со мной в ту неделю впервые!

Сколько вещей произошло со мной в ту неделю впервые!

Первый раз в жизни я пил горячий какао в кафе.

Наоми впервые поцеловала меня в шею и губы, а не только в щеку.

Впервые я побывал в книжном магазине.

Впервые в жизни у меня умерла мама.

Ребенок Наоми и Меира орал всю ночь напролет. Я услышал, как она встала покормить его, затем до меня донесся ее изумленный возглас.

— Вставай, Зейде! — Наоми прибежала и принялась расталкивать меня. — Вставай, вот и снег, который я тебе обещала!

Я подошел к окну и впервые в жизни увидел, как падает снег. Земля была припорошена, а в снопе света лава 21. Сколько вещей произошло со мной в ту неделю впервые! уличного фонаря кружили снежинки, легкие, как пух, большие и бесцельные.

Утром ребята со всего района вышли на улицу играть в снежки и лепить снежных людей.

— Иди, Зейде, поиграй с ними, — предложила мне Наоми.

— Не хочу.

— Это хорошие, добрые дети, среди них есть твои ровесники!

— Они будут смеяться надо мной, — пробурчал я. — Ты сказала им, как меня зовут?

— А как тебя зовут? — пробасила она, склонившись надо мной и скорчив страшную рожу. — Как тебя зовут, мальчик? Скажи скорей, пока я не схватил тебя!

— Меня зовут Зейде, — ответил я. — Иди убей кого-нибудь другого!

Наоми взяла меня за руку, и мы лава 21. Сколько вещей произошло со мной в ту неделю впервые! выбежали на улицу.

Битый час мы резвились на снегу. Щеки Наоми раскраснелись от холода и веселья. Снег падал не переставая; снежинки обрамляли ее волосы белой короной, глаза сияли, а из смеющегося рта вылетали облачка пара.

Потом мы лепили большого снежного человека, а под конец, когда Наоми прикрепила ему нос, издалека показалась маленькая черная фигурка, бегущая по направлению к нам. Пару раз она подскальзывалась и падала, затем вставала и приближалась все ближе.

— Это Меир, — сказала Наоми, и лицо ее враз побелело от внезапной тревоги. — Что-то случилось.

Меир подошел, взял Наоми за руку и отвел ее в сторону лава 21. Сколько вещей произошло со мной в ту неделю впервые! — к спасительной опоре ограды, к ее надрывному крику: Юдит!.. Юдит!.. Юдит!.. — летящему, кружащемуся вихрем, упавшему и почерневшему, как вороново перо на снегу; к белым клубам пара, которые вырывались из ее горла при каждом «ю».

Меир помог ей подняться и повел, поддерживая за локоть, а мне сказал:

— Мы потом расскажем тебе, Зейде. Потом…

Под утро приехал Одед — в джипе, одолженном у друга. Он проделал шестнадцатичасовой путь по заваленным снегом дорогам, по тайным тропам и объездам, почти наугад.

Он заснул всего на час, затем встал и выпил, один за другим, четыре стакана чая. Захватив на дорогу две плитки шоколада и половину лава 21. Сколько вещей произошло со мной в ту неделю впервые! буханки хлеба, Одед увез нас в белую канитель, круговерть снежинок, летевших навстречу в гипнотическом танце, домой, в деревню, на мамины похороны.


documentbadgrnl.html
documentbadgyxt.html
documentbadhgib.html
documentbadhnsj.html
documentbadhvcr.html
Документ лава 21. Сколько вещей произошло со мной в ту неделю впервые!