Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь

Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь. События предыдущего дня прокатились у меня в мозгу с поразительной ясностью. Пульс подскочил, но я не шелохнулась. Проблема была не в теле - боль притупилась, и даже пульсация в лица не имела ничего общего с тем, что было несколько часов назад. Просто я знала, что к этому моменту Стражи поняли, что я пропала. Они начали искать меня и Петра. Зейн... сейчас я даже не могла о нем думать.

Ничто никогда не будет прежним.

Жар худого, жесткого тела, прижатого к моему, было суровым напоминанием об этом. Грудь Рота поднималась и Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь опадала возле моего бока. Наши ноги переплелись. Он закинул руку на мою талию. Близость, как бы безумно это ни было, оттолкнула все, что было важно. Никогда прежде я не просыпалась в руках парня. Когда мы с Зейном были детьми, мы спали вместе, но это... это было настолько по-другому. Слабое тепло устремилось в пальцы ног и отправилось вверх по телу с волнующей скоростью, вспыхивая сильнее в каждой точке, где наши тела соприкасались.

Я подумала о поцелуе, который мы разделили - моем первом поцелуе. Я так запыхалась, словно практиковала хитрую технику. Учитывая все, что происходило и уже произошло Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь, казалось, это последнее, о чем я должна думать.

Но это происходило автоматически, как дыхание. Губы покалывало от воспоминания. Я сомневалась, что Рот хотя бы дважды подумал об этом, но я думала несколько раз, начиная с пятницы.

Я повернула голову еще чуть-чуть и слегка вдохнула.

Рот все так же лежал на боку, как когда я засыпала. Его лицо было расслабленным, губы приоткрыты. Мне хотелось прикоснуться к его лицу, изгибу его бровей, и я абсолютно не понимала, откуда возникло подобное желание. Но мои пальцы покалывало от желания сделать это. Во время отдыха жесткая грань его красоты отсутствовала. В тот момент он выглядел Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь так, как я надеялась, могут выглядеть ангелы.

Потом он открыл рот.

— Ты не должна так на меня смотреть, — пробормотал он.

Мое лицо загорелось, и я прочистила горло:

— Никак я на тебя не смотрю.

Он улыбнулся привычной кривой улыбкой:

— Я знаю, о чем ты думаешь.

— Правда?

Глаз приоткрылся. Зрачки были вытянуты вертикально, и я вздрогнула - не от страха, а от чего-то совсем другого. Он протянул руку, смахивая с моего лица несколько прядей волос. Его рука задержалась на моей щеке, удивительно нежно в сравнение с тем, что вырвалось из его рта дальше.

— Как ты знаешь, твоя честь со мной не в Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь безопасности. Поэтому, когда ты смотришь на меня, будто хочешь, чтобы я поглотил каждый дюйм твоего рта, я сделаю это без малейшего сожаления. Однако я сомневаюсь, что ты почувствуешь то же самое после.

— Откуда ты знаешь, о чем я буду жалеть?

Когда эти слова сорвались с губ, я поняла, что, наверно, мне стоило держать язык за зубами. Рот открыл второй глаз и посмотрел на меня. А затем он начал двигаться невероятно быстро. Зависнув надо мной, он посмотрел на меня сверху вниз глазами, которые представляли собой мозаику из всех мыслимых оттенков желтого.

— Я много чего знаю.

— Меня ты едва знаешь Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь.

— Я наблюдал за тобой долгое время, всегда находился недалеко от тебя. Я не хочу показаться отвратительным, когда рассказываю об этом.



Он провел своим пальцем вдоль кромки одолженной рубашки, костяшки пальцев задели мою грудь. — Знаешь, что я увидел?

Я медленно моргнула.

— Что?

Он прекратил возиться с рубашкой и провел рукой по ребрам, наклонив голову.

Его губы прикасались к моему уху:

— Я кое-что увидел в тебе, то, что ты отчаянно пыталась скрыть от всех. То, что напоминало мне самого себя.

Я медленно дышала, во рту пересохло.

Рот губами прижался к моему виску, а его рука проскользнула под рубашку. Я вздрогнула, когда Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь его пальцы коснулись моего живота.

— Казалось, тебе всегда было одиноко. Даже когда рядом были твои друзья, ты продолжала чувствовать себя одиноко.

Грудь сдавило спазмом.

— А ты... ты одинок?

— А ты как думаешь? — он пошевелился, и его нога оказалась между моих. — Но на самом деле это абсолютно не важно. Прямо сейчас мне не одиноко. И тебе тоже.

Я хотела продолжить разговор, но его рука прошлась вдоль моего живота и остановилась около лифчика. Мое тело обрело свой собственный разум, желая, чтобы он продолжал. Его глаза встретились с моими. Было что-то горячее и рассчитывающее в его хищном пристальном взгляде.

Взгляд Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь Рота опустился на мои губы, и я почувствовала, как его грудь резко поднимается возле моей. Ударил легкий ветерок, пошевелив навесы. Они бесшумно заколыхались, открывая небо. Тогда я поняла, что он собирается меня поцеловать. Желание было в его взгляде, в том, как он наклонил свою голову к моей и приоткрыл губы. Я потянулась кверху, положив руку на его щеку. Его кожа была теплой, горячее, чем моя.

Рот прижался ко мне, и мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Наши тела была как единый поток, его дикий мускусный аромат окутал меня. Был короткий момент, когда нижняя часть его тела качнулась рядом с Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь моей, и каждый нерв, который у меня был, ожил, но потом он выдохнул звук полный сожаления и скатился с меня.

Точнее перекатился прямо через меня.

Встав, он вытянул руки над головой, сверкая своим брюшным прессом и татуировкой дракона.

— Я возьму нам кофе. Нам надо поговорить.

Возможности ответить не было. Он просто исчез, испарился, как Кэйман прошлой ночью. Какого черта?

Сев, я прижала ладонь ко лбу и застонала. Я воспользовалась его отсутствием, чтобы привести мысли в порядок и успокоить свой суматошный пульс. Пять минут спустя он вернулся с двумя чашками дымящегося кофе.

Я мигнула.

— Быстро.

— Будучи демоном, имеешь свои Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь преимущества. Никогда не приходится беспокоиться о пробках.

Он вытащил из подставки одно кофе и передал его мне. — Осторожно, он еще горячий.

Я пробормотала благодарность.

— Который час?

— Уже шестой час, — сказал он. — Я подумываю сегодня прогулять школу. Тебе следует сделать тоже самое.

Я устало улыбнулась:

— Ага. Думаю, сегодня до школы дело не дойдет.

— Бунтарка.

Никак не прокомментировав это, я попробовала кофе. Французская ваниль? Моя любимая. Как Рот догадался?

Он сел около меня, вытянув ноги. — Как ты себя чувствуешь?

— Лучше. Лицо болит меньше.

Я посмотрела на него, задаваясь вопросом, почувствовал ли он что-нибудь, прежде чем поднялся с меня Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь и исчез или он просто возился со мной.

— Как смотрится мое лицо?

Пристальный взгляд Рота прошелся по мне, и у меня возникло чувство, что он был увлечен не ушибами.

— Намного лучше.

Последовала пауза, и я по привычке дотронулась до своего ожерелья.

Его там не было.

— Мое ожерелье? — Меня охватило смятение. — Петр сорвал его. Я должна...

— Я забыл, — Рот отклонился и потянулся рукой в карман. — Я увидел его на земле и взял. Цепочка сломана.

Я взяла его с его ладони. Сжав руку вокруг кольца, я хотела разреветься, как толстый, злой ребенок.

— Спасибо, — прошептала я. — Это кольцо...

— Многое значит.

Я посмотрела вверх Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь.

— Да.

Рот покачал головой.

— Ты не знаешь, насколько важно оно на самом деле.

Кольцо, казалось, горело у меня на ладони, и я посмотрела вниз, медленно раскрыв руку. В расцветающем солнечном свете камень выглядел так, словно был наполнен черной жидкостью.

Я подумала о том, что Рот рассказал мне о моем кольце, а потом я подумала о том, что сказал Петр.

Я подняла глаза и увидела, что Рот наблюдает за мной. Прошла целая минута, прежде чем он заговорил:

— Должно быть тебе безумно одиноко?

— Ну, вот, снова об этом?

Он нахмурился:

— Ты жила вместе с теми созданиями, которые обязаны были тут же Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь убить тебя. Один из них уже попытался, и кто знает, сколько еще пожелало бы сделать с тобой то же самое? Наверно, ты всю свою жизнь хотела быть как они, при этом понимала, что никогда этого не произойдет. И единственное напоминание о настоящей семье, которое у тебя есть - это кольцо, которое принадлежит той части тебя, на которую ты отказываешься заявлять права. Ничего больше, верно? Никаких воспоминаний. Даже о том, на что это похоже, когда отец держит тебя, или памяти о том, как звучал его голос.

С сухим комком в горле я откинулась назад. Низкий гул транспорта на улице ниже приглушил вздох, который Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь сорвался с моих крепко сжатых губ.

Рот кивнул, не посмотрев на меня:

— Я пытался представить, каково тебе хотеть безумно быть одной из них и все же признавать, что никогда не станешь.

— Вау, — прошептала я, глядя в сторону. — Спасибо за проверку реальных условий. Ты один из демонов нытиков?

Тогда он посмотрел на меня.

— Почему ты вышла в лес прошлой ночью?

Смена темы застала меня врасплох:

— Альфы были в доме. Мне не стоит находиться поблизости, когда они прилетают.

— А, Серафимы - борцы за справедливость и так далее, бред, — Рот покачал головой и уныло улыбнулся. — Отвратительное сборище придурков, как раз Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь по мне.

— Уверена, они бы сказали о тебе тоже самое.

— Конечно, сказали бы, — он отпустил мою руку и сделал глоток кофе. Какое-то время он смотрел, как легкий ветерок покачивает растение с широкими листьями. Похоже на венерину мухоловку.

— Ищейка, зомби и одержимый ... звучит как начало не самой удачной шутки, верно?

И это было так.

— Но у них у всех было кое-что общее. Ты.

— И я это поняла, но не знаю почему. Это связано с кольцом или моей матерью?

— Ад ищет тебя, — сказал он скорее мимоходом.

— Ты уже это говорил и я ...

— Не веришь мне? — когда я кивнула, он закрыл глаза Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь. — Я не лгал. Ад пускается на поиски кого-либо только, когда у этого человека есть то, что представляет интерес для них. Мы действительно жаждем чужих вещей. Я уже тебе об этом говорил.

— Но у меня ничего нет, что бы им хотелось заполучить.

— Есть.

Я пошевелилась на диванчике, отгоняя от себя внезапное желание подняться и убежать.

— А ты? Именно по этой причине ты начал мои поиски?

— Да.

— Зачем? — я поставила наполовину отпитый кофе на крышу и прижала кольцо к груди.

Он вновь быстро мне ухмыльнулся:

— Я же уже говорил. Я высматривал тебя месяцами, вообще-то годами.

Годами? Мой мозг отказывался принимать Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь это.

Он снова начал разглядывать растение.

— Я давным-давно тебя нашел, задолго до твоего последнего дня рождения, задолго до того, как каждый демон узнал о тебе. Думаю, тебе на самом деле интересно знать, что же делает тебя такой особенной, что даже Ад принялся за твои поиски? Ты наполовину демон. Ясно?

По какой-то причине я почувствовала себя слабее, чем обычно.

— Ладно.

— Но… — Он поднял руку. — У половины демонов на самом деле нет демонической силы. Они просто чертовски безумные летучие мыши. Знаешь, как дети, которые отрывают крылья бабочкам и сжигают их дома ради удовольствия? Обычно пока они Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь находятся внутри горящего здания. Не самая умная компания, но, да, такое случается. Не все созданы равными.

Я поджала губы:

— Я не считаю себя особенной.

Рот снова посмотрел на меня:

— Но ты особенная. Ты наполовину демон, но также и наполовину Страж. Ты хоть знаешь, кто они на самом деле?

— Ну, люди называют их горгульями, но ...

— Не то, кем их считают, а как их создали?

Я пробежала пальцами по изгибам резинки.

— Их создали для сражения с Лилин.

Он разразился смехом - глубоким, забавным хихиканьем.

Смущение охватило меня:

— Ну и зачем же их тогда создали, умник?

— Никогда не позволяй им заставлять чувствовать себя Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь так, будто они лучше тебя, — Рот покачал головой, все еще смеясь. — Они не лучше. Они ничем не лучше всех нас, — он вновь засмеялся, но звучал не таким веселым. — Они ошибка Его Высочества, и это Он наделил их чистыми душами, чтобы замаскировать ошибку.

— Все это полнейшая бессмыслица.

— И не мне объяснять тебе это. Существует столько много правил. Ты знаешь это. Спроси об этом своего любименького долбаного отца, который удочерил тебя. Сомневаюсь, что он рассказал бы правду или когда-либо вообще говорил ее, если уж на то пошло.

— Не похоже, что ты тоже делаешь хорошее дело, рассказывая мне.

— Не в моих правилах это делать Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь, — он поставил кружку, оперся на локти и взглянул на меня из под черных ресниц.

— Хочешь верь, хочешь нет, но существуют правила, которых даже Хозяин придерживается. Не все дети Преисподние следуют им, но есть вещи, которые я не смогу, да и не буду делать.

— Погоди. Под Хозяином ты имеешь в виду ...?

— Хозяин? — повторил он. — Да. Шишка внизу.

— Ты ... ты работаешь на него?

На его лице вспыхнула вновь притворно застенчивая улыбка:

— А что? Да, работаю.

Охренеть, что ж я делала, когда хотела, что бы он меня поцеловал?

Рот вздохнул, как будто бы точно знал, о чем я думаю Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь:

— Скажи, у тебя было то, что мне хотелось? Я не могу просто забрать это у тебя.

Я смущенно покачала головой:

— Почему? Суккуб забирает энергию человека, а он даже не догадывается об этом.

— Это другое. Суккуб не убивает человека. Всего лишь искушая его сущность, и в большинстве случаев человек не возражает, — подмигнул он. — Но я консерватор. Как и Босс. Люди должны иметь свободу выбора, а все остальное чепуха.

— Я думала, ты не веришь в свободу выбора?

— Не верю, но это не значит, что Хозяин тоже, — покачал он головой. — Послушай, мы ушли от темы. Ты знаешь, что я работаю на Босса Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь и что, так сказать, здесь я на работе.

Хотя я и знала, что должна быть причина, по которой Рот появился из неоткуда и начал преследовать меня, горечь разочарования леденило все внутри.

О чем я только думала? Что он увидел, как я ем Биг Мак и просто захотел познакомиться?

— Я твоя работа?

Его черные глаза метнулись в мою сторону и остановились на мне:

— Да.

Слегка кивнув, я тихо выдохнула:

— Почему?

— Я здесь, чтобы уберечь тебя от тех, кто ищет тебя. И под теми, я имею в виду демонов намного могущественнее и хуже чем те, с кем обычно ты связывалась.

Я смотрела Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь на него так долго, что подумала, глаза сбежались в кучу, а затем расхохоталась. Да так сильно, что слезы покатились по лицу, делая его хмурое выражение лица расплывчатым.

— Над чем смеешься? — требовательно спросил он. — Лучше не смейся, иначе ты ставишь под сомнение мою способность уберечь твою задницу - между прочим, очень миленькую задницу, от неприятностей. Мне казалось, я доказал уже, что смогу это сделать.

— Не в этом дело. Просто ты же демон.

Его выражение лица смягчилось:

— Да. Знаю, что демон. Спасибо за уточнение.

— Демоны не защищают никого и ничего, — я пренебрежительно махнула рукой, все еще посмеиваясь.

— Ну, очевидно все же могут, потому Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь что я спасал тебя миллион раз.

Стерев несколько слезинок с лица, я притихла:

— Я знаю. И я ценю это. Спасибо тебе. Но все как-то ... как-то наперекосяк.

Раздражение вспыхнула в его глазах, делая их чернее до тех пор, пока практически не исчезли коричневые пятна:

— Демоны защищают почти все, что является для них первостепенной важностью. Ну, или первостепенной важностью для Ада.

— И почему же моя защита является первостепенной важностью для Ада?

Рот сощурил глаза:

— Я собирался попытаться растолковать тебе все осторожно, но пошло оно. Я рассказал тебе, что твоя мать могла делать. Даже сказал тебе ее имя Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь.

Мой юмор иссяк, и я посмотрела на него.

На его лице читалось самодовольство. — Я уверен, что ты прошла через все стадии отрицания, но все равно смирилась, что Лилит твоя мать.

— Имеешь в виду какого-то демона по имени Лилит, — я все еще отказывалась верить во что-нибудь еще. Это всего лишь какой-то непонятный демон с неудачным именем.

— Нет. Я имею в виду того самого демона по имени Лилит, — поправил он. — Она твоя мать.

— Это невозможно, — покачала я головой. — Она закована в Аду!

Теперь пришла очередь Рота смеяться как полоумному.

— И кто же распустил подобные слухи? Стражи? Лилит была Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь в Аду, но она освободилась семнадцать лет и девять месяцев назад, плюс-минус неделя или две, что, между прочим, полностью совпадает с чем?

Я быстро посчитала, и дата выпадала примерно на мое день рождение. В желудке все перевернулось.

— Она вышла наверх, позанималась нехорошими делишками, забеременела и произвела хорошенького малыша, который выглядит в точности как она.

— Я похожа на нее?

Мои мысли зациклились на неправильных вещах.

Наклонившись, Рот взял прядь моих волос и обмотал их вокруг своих длинных пальцев. — У вас одинаковый цвет волос насколько я помню. Я видел ее только один раз, прежде чем об этом позаботились.

— Позаботились? — прошептала я, уже Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь зная ответ на свой вопрос.

— Когда она сбежала, Хозяин прекрасно знал, на что она способна. Теперь он держит ее там, откуда она не может выбраться.

Тупая боль пронзила мои виски. Я потерла их, никогда в жизни я еще не была настолько сбита с толку. Должна ли я была чувствовать себя лучше, узнав, что моя мать Лилит не умерла? Но быть в Аде у самого Сатаны было паршиво и моя мама... она была Лилит. Я не была уверена, как должна была себя вести, но я знала, что это намного хуже, чем смерть.

— Ты когда-нибудь слышала о Малом Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь Ключе Соломона - Лемегетоне? — спросил он.

Подняв взгляд, я покачала головой.

— Нет.

— Это действующее соглашение - книга, которая собирает в каталог всех демонов. В ней есть их магические формулы, как вызвать их, как отличить их друг от друга, способы поймать демона в ловушку и всякие забавные вещи. Лилит нельзя призвать. — Он сделал паузу, внимательно глядя на меня. — Так же, как и ее подлинного ребенка.

Казалось, моя голова готова взорваться.

— Лилин?

Когда он кивнул, желудок рухнул вниз, как и статус моей популярности.

— Но всегда есть лазейка, и очень большая, касаемо Лилин. — Продолжил он. — В оригинальном Лемегетоне, описывается, как можно создать Лилин. Это как печать Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь, которую нужно сломать - заклинание.

— О, Боже.

В этот момент Рот был полностью серьезен.

— У заклинания три этапа, как и большинства заклинаний. Мы знаем, что они влекут за собой пролитие крови ребенка Лилит, и - ну, мертвую кровь самой Лилит. И кое-что еще - третья или четвертая вещь, но мы не знаем точно, что это. Но чем бы это ни было, если все они будут в комплекте, тогда Лилин родятся на Земле снова.

Мои руки упали на колени. Прошло несколько мгновений.

— А ребенок? Это я? Никого больше нет?

Он снова кивнул.

— И все эти вещи с пролитием крови, не хочу Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь быть занудой, но поскольку Хозяин не знает, значит ли это каплю твоей крови или твою смерть, он не желает рисковать.

— Ничего себе! Скажи ему спасибо.

Его губы украсила усмешка.

— Мертвая кровь... — Он наклонился, его гибкие пальцы пробежали по моему запястью, пробудив ото сна дрожь. Он открыл мою руку, и появилось кольцо странного рубинового цвета. — Это не драгоценный камень. Он содержит мертвую кровь Лилит.

— Что? Откуда ты знаешь?

— Потому что раньше Лилит носила это кольцо, и только дитя Лилит может носить ее кровь, не испытывая серьезных негативных воздействий, — сказал, нежно сомкнув мои пальцы вокруг кольца.

— И так, мы знаем Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь, где находятся две вещи, но остальные... Они в Лемегетоне.

— А где Лемегетон?

— Хороший вопрос, — Рот отклонился назад, закрыв глаза. — Не знаю. И Хозяин не знает, что это за третья и четвертая вещь, но он беспокоится, что другие демоны - Герцоги и Принцы - могут знать, потому что Лилит была в приятельских отношениях с некоторыми из них. Выбраться из ада и поймать тебя, было целью, ее последнее большое воздействие на Рай и Ад.

Вау. Он творил чудеса с девичьей самооценкой.

— Не поняла, — сказала я. сворачивая руки в кулаки, пока ногти не врезались в ладони. — Лилин... они сумасшедшие и безумно страшные, но разве Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь твой Хозяин не этого хотел бы? По сути, это будет Ад на земле.

Род подавил смешок.

— В этом случае никто не выигрывает. Когда люди лишены души, они чахнут и превращаются в призраков. Они не уходят ни в рай, ни в ад. И Хозяин знает, что не может контролировать Лилит. Он едва мог ее контролировать, — красивые губы Рота изогнулись в кривой усмешке. — И поверь мне, ты еще не была свидетелем противоборства, если не видела Лилит и Хозяина, идущих друг за другом по пятам.

Я пыталась охватить это своим разумом.

— Поэтому...?

— Последняя вещь, которую хочет Ад - это, чтобы безумные Лилин бродили Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь по Земле. — Нахмурив брови, он постучал пальцами по коленке.

— И поэтому я тут, чтобы убедиться, что твоя кровь не проливается, так же как и кровь в кольце, во время попыток выяснить, чем являются остальные составляющие, прежде чем это случится. А, и целая проблема постараться раскрыть, кто хочет, чтобы Лилин возродились. Я - занятой демон.

Мой рот заработал, но ни одного слова не вышло наружу. Мы сидели там целых несколько минут, единственным шумом были мягкие постукивания его пальцев и рев машины внизу. Взрыв. Мозга. Моей матерью была Лилит.

Я слишком устала, чтобы отрицать истину. Очевидно, мамочка задумала меня, как способ показать всем средний палец Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь. Пролить кровь не казалось забавным, не важно, как на это посмотреть.

— Почему сейчас? — спросила я.

— Из-за времени твоего рождения. Предположительно, заклинание может сработать только после того, как тебе исполнится семнадцать. — Он сделал паузу. — Хозяин не был уверен, что Лилит достигла успеха в том смысле, что тебя...

Я в ужасе уставилась на него, когда поняла, куда он клонит.

— Что меня не убили, когда... — Я сглотнула, думая о том, что сказал Петр. — Когда Стражи нашли меня.

Рот кивнул.

— Никто не знает, куда исчезла Лилит или где ты родилась. Мир довольно большое место. Я нашел тебя раньше, но Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь твой день рождения все еще был далеко. Когда Хозяин узнал, что до твоего дня рождения несколько месяцев, он послал меня к тебе снова, узнать была ли ты все еще... э, ну, да.

— Жива, — прошептала я.

Рот продвигался с трудом.

— Когда я предоставил отчет. Хозяин приказал мне приглядывать за тобой. Понимаешь, Хозяин и демоны, с которыми зависала Лилит, не единственные, кто слышал о заклинание. Другие тоже, и они видели в тебе угрозу. Они знают, что Альфы уничтожат каждого демона наверху, если Лилин возродятся. Они хотят тебя убрать. Ищейки, зомби и одержимые.

— И так, некоторые демоны хотят, чтобы я воскресила Лилин, а Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь другие убить меня, потому что... — И тогда меня поразило, с силой бетонного кирпича. Лед замерз в моих венах, в то время как горячая волна предательства прокатилась по мне, словно прилив.

— Эббот должен это знать.

Рот ничего не сказал.

Я сглотнула, но комок в горле не сдвинулся с места.

— Он, должно быть, знал все это время. Я имею в виду, нет никакой возможности. Альфы... и вот почему Петр пытался меня убить. Вероятно, поэтому он и его отец всегда меня ненавидели, из-за того, с чем я связана.

В нависшей тишине слезы жгли глаза. Я сжала кулаки, пока не заболели суставы, отказываясь дать Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь им упасть. Ни по одному пункту Эббот не считал, что я заслужила знать правду о том, кем являюсь, частью чего я могла бы стать. И если Зейн знал, не думаю, что я когда-либо могла бы пройти через это.

— Лэйла ....

Рот произнес мое имя так мягко, что я должна была посмотреть на него, и когда я это сделала, наши взгляды встретились. Часть меня задалась вопросом, что он увидел в тот самый момент, когда взглянул на меня, например, он был точно уверен, чем я являюсь, или что он на самом деле тут делает. И его должно было сбить с толку Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь. В конце концов, он был демоном. Я так же задумалась, почему я вообще об этом беспокоюсь, но последнее, чего я хотела, это чтобы меня видели как девочку на грани слез. Которой я и являлась.

Резко вздохнув, я раскрыла пальцы, и кольцо запрыгало вокруг моего расслабленного кулака. И так как у меня не было места, куда бы я смогла его положить, я надела его на безымянный палец правой руки. Часть меня ожидала, что это действие вызовет Армагеддон, но ничего не произошло. Даже странного чувства или дрожи.
Какое разочарование.

Медленно, но верно, мой мозг начинал все обдумывать. Вероятно Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь, это заняло больше времени, чем необходимо, но я была горда, зная, что мои глаза сухи, хотя горло казалось раздраженным.

— Мы должны найти Лемегетон.

— Да. Зная, что нужное заклинание даст нам шанс бороться. У меня есть некоторые зацепки. — Он сделал паузу, и я снова почувствовала на себе его взгляд — Ты не можешь рассказать Стражам ни о чем из этого.

Я издала лающий смешок.

— Я даже не знаю, как должна идти домой. Когда они выяснят, что я сделала с Петром...

— Они никогда не узнают, — Рот поймал край моего подбородка, заставляя меня посмотреть на себя. Его глаза были неистовых оттенков янтаря. — Потому что ты не Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь расскажешь им, что на самом деле произошло.

— Но...

— Ты расскажешь им часть правды, — сказал он. — Петр напал на тебя. Ты защищалась, но это я его убил. Ты не расскажешь, что забрала его душу.

В потрясение я уставилась на него.

— Но они придут за тобой.

Рот резко усмехнулся.

— Позволь им попытаться.

Я отстранилась и встала, не в состоянии больше сидеть. Проведя рукой по тому, что я уверена, было беспорядочно спутанными волосами, я начала продвигаться между яблоней и чем-то, что напоминало куст сирени, который еще не расцвел.

— Я не скажу Стражам, что это ты убил Петра.

Улыбка сошла с его Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь губ.

— Я могу о себе позаботиться. Меня довольно трудно найти, когда я этого не хочу, и еще труднее убить.

— Понимаю, но нет. Я скажу им, что это был демон, но не ты. Я не назову им твоего имени. — Как только эти слова покинули язык, моя уверенность окрепла.

Рот уставился на меня, явно сбитый с толку.

— Знаю, что говорю тебе лгать обо всем, что касается души, но в этом есть смысл. Они бы тебя убили. Но ты хочешь соврать обо мне? Ты, правда, понимаешь, что это значит?

— Конечно, — раздраженно сказала я, убирая волосы назад. Не сказать им о Роте было Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь предательством. Это даже могло рассматриваться как то, что я принимаю чьи-то стороны, и если Стражи когда-нибудь обнаружат, что я знаю об убийстве Петра, я буду все равно, что мертва.

— Думаю, я тебе нравлюсь, — внезапно сказал Рот.

Я остановилась, а мое сердце странно екнуло.

— Что? Нет.

Он наклонил голову на бок, и его губы растянулись в поддразнивающей улыбке.

— То, как ты сама себя обманываешь, вроде даже мило.

— Я не обманываю.

— Хмм ... — Он сел, в его глазах поблескивали искорки веселья.

— Совсем недавно ты хотела, чтобы я тебя поцеловал.

Мои щеки загорелись:

— Нет. Не хотела.

— Верно. Ты хотела, что я Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь зашел гораздо, гораздо дальше.

А теперь я уже вся горела:

— Ты спятил. Я не хотела тебя в этом смысле, — мои слова звучали неубедительно даже для меня самой.

— Ты спас мою жизнь. Натравлять на тебя Стражей - не самый лучший способ отплатить, — вот. Так звучит получше.

Рот хмыкнул:

— Хорошо.

— Не хорошокай мне, — я глубоко вздохнула.

— Хорошо.

Я бросила на него свирепый взгляд.

— Что? — сказал он невинно. А потом его выражение лица вновь приобрело серьезный вид. — Что собираешься делать?

Взглянув на пасмурное небо, я покачала головой. Помимо очевидного, что включало найти, где Лемегетон и держаться подальше от демона, который Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь хотел использовать меня, как часть нелепого заклинания, полагаю, он имел в виду ситуацию с домом.

— Я не знаю, что делать, — призналась я голосом, похожим скорее на тихий шепот. — Я не могу вечно от них прятаться. И пока они не узнают про случай с душой, со мной все будет в порядке. Зейн ...

— Зейн? — Рот вновь нахмурился. — Тот здоровенный белобрысый болван?

— Не думаю, что его можно отнести к болванам, — сухо сказала я. — Как ты ... Не важно. Приглядывай за мной. Понял?

— Ты не можешь им доверять. Возможно, ты близка с Каменным и его компашкой, но они обязаны знать кто ты такая. Там для тебя Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь небезопасно.

Он пробежал кончиками пальцев по подушке рядом с ним, привлекая мое внимание. Разве не так он трогал меня прошлой ночью? Я вздрогнула и отвела взгляд.

— Если ты пойдешь домой, Лэйла, ты притворишься, что не знаешь ничего другого.

— Поверить не могу, — сказала я, и, когда он посмотрел на меня, я покачала головой. — Зейн, он не мог знать. Он ...

— Он - Страж, Лэйла. Его преданность ...

— Нет. Ты не понимаешь. Я не наивна или глупа, но я знаю, что Зейн не стал бы утаивать от меня подобное.

— Почему же? Потому что он тебе нравится?

Я хотела спросить, откуда он узнал Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь, но потом вспомнила, как Бэмби прохлаждалась неподалеку от домика на дереве.

— Конечно же Зейн мне нравится. Он единственный, кто действительно знает меня. Рядом с ним я могу быть сама собой ... — я замолчала, потому что до меня дошла фальшь всего сказанного. На самом деле с Зейном я тоже не могла быть той, кем в действительности являлась. — В любом случае, он сказал бы мне правду.

Он склонил голову на бок:

— Потому что ты ему тоже нравишься?

— Да, но не в том смысле, на который ты намекаешь.

— Вообще-то, ты ему действительно нравишься, — он засмеялся, когда я нахмурилась. — И под нравишься, я Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь и правда, имею ввиду нравишься.

Я презрительно усмехнулась:

— Откуда ты знаешь? Ты ...

— Не знаю Каменного? Ты права, но ты забываешь о том, что я, правда, наблюдал за тобой какое-то время. Я видел тебя с ним, я видел, как он на тебя смотрит. Конечно, отношения между вами двумя так же обречены, как и долги...

— Господи, ладно. Я знаю это, — вздохнула я.

— Но это не остановит кого-либо, чтобы не заполучить того, кого у них никогда и не могло быть, — его взгляд стал проницательным. — Даже если Каменный не знает правду, и ты ему полностью доверяешь, и т.д. и т.п., но Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь ты не можешь ему все рассказать.

Огромнейшее чувство страха появилось где-то внутри.

— Лэйла?

Я кивнула:

— Я не расскажу им.

— Хорошо, — сказал он поднимаясь. Он улыбнулся, но я не могла заставить себя улыбнуться в ответ.

Я никак не могла отделаться от ощущения, что только что подписала себе смертный приговор.


documentbadfgnx.html
documentbadfnyf.html
documentbadfvin.html
documentbadgcsv.html
documentbadgkdd.html
Документ Глава 13. Проснулась я около рассвета, и небо за покатыми навесами все еще цеплялось за ночь